«Перо Жар-Птицы»

Рубиновое кольцо


Коллекция: Топ класс

Материалы:

золото, бриллианты, рубины.

№ 615173

Назначить встречу в Салоне

 

Описание сказочной Жар-птицы весьма сходно для разных народов. «Воздух расцветился всеми цветами радуги, от перьев и крыльев птицы шли красивые звуки, от нее исходил приятный запах...» - так было сказано о чудесной птице Симург в арабском трактате 13 века. «Есть там другая священная птица,… и имя ей Феникс, – писал Геродот. - Ее облик и стать весьма напоминают орла, а перья у нее частью золотистые, частью красные». «Киноварная птица, вещество пламени», «его цвет радует глаз, его гребень выражает праведность, его язык искренен» - говорили китайцы, имея ввиду Фэн-хуан, властителя Юга. Птица-огонь, - полагали славяне, подразумевая Жар-птицу, - об ее оперение можно запросто обжечься. Каждое перо же светится, как множество свеч, и остро, крепче булата. А сама же она сияет то голубым, то малиновым светом.

Редко смертные могли лицезреть прекрасную Птицу во всей ее красе. Чтобы случилось это, на земле должны были воцариться мир и согласие. Увидеть ее, преодолев множество испытаний, мог лишь отчаянный смельчак с чистыми помыслами, ведомый по жизни мечтой. Недаром иногда называли Птицу Жар-птицей, ведь жар, огонь – это и творчество, и творение, и «горение». Она была совершенным творением Единого, и каждый, кто хотя бы издали видел ее, становился обладателем чудесного дара. Свет божественного сияния, окружавший Птицу, ложился и на человека, наделяя его тем, чего он больше всего хотел в своем сердце: талантами, умениями, счастьем. И вот уже человек, получивший дар от Птицы, сам нес на себе отблеск волшебного света.

Свет сияния дара Жар-птицы, ее пера стал доступен в наши дни благодаря уникальной работе мастеров Классического ювелирного Дома «Лобортас». Потрясающее кольцо «Перо Жар–птицы» выполнено в продолжении традиции метаморфоз Коко Шанель. Филигранная точность сложных форм распускается в этом шедевре ювелирного искусства узором в виде пера Жар–птицы, усыпанного драгоценными камнями, хрупкими ажурными цветами, в лепестках которых, словно капли росы, сверкают бриллианты, окаймляя утонченной красоты крупные рубины.